Тайна причастия велика!



Мартин Лютер отвергал доктрину римско - католической церкви

о трансубстантиации (претворении), то есть замещении хлеба и вина в миг причастия телом и кровью Христовой. Лютер не видел необходимости в этом учении. Он полагал, что присутствие Христа не заменяет хлеба и вина, но прилагается к ним. Лютер утверждал, что тело и кровь Христова определенным образом присутствуют в хлебе и вине, осеняют и пронизывают их. Это лютеранское учение о причастии принято именовать консубстантиацией (букв. сопретворением), так как субстанция тела и крови Христовой присутствует здесь наряду c субстанцией хлеба и вина. Лютеранские теологи, кстати сказать, не слишком довольны термином консубстантиация, так как он чересчур близко ассоциируется с учением католиков о транссубстантиации. Ясно, однако, что Лютер отстаивал реальность физического присутствия Христа при отправлении таинства Вечери Господней. В подтверждение своей позиции он неоднократно цитировал слова установления, произнесенные Христом: «Cие есть тело Мое». Лютер не позволял трактовать глагол «есть» в переносном смысле. Он также принимал доктрину о сообщаемых свойствах, согласно которой божественное свойство вездесущности было сообщено человеческой природе Иисуса, вследствие чего стало возможным присутствие тела и крови Его во многих местах одновременно.

Цвингли и его единомышленники считали, что слова Иисуса «cие есть тело Мое» в

действительности означают: «сие представляет тело Мое». Иисус нередко употреблял

глагол быть в фигуральном смысле. Он говорил: «Я есть путь», «Я есть Лоза» и так далее. Цвингли и другие полагали, что реальные плоть и кровь Христовы не присутствуют ни в хлебе и вине, ни с ними, ни вместо них. Вечеря Господня творится лишь в воспоминание о жертве Христа, и присутствие Иисуса в этот момент ничем не отличается от обычного Его присутствия посредством Святого Духа.

Жан Кальвин, оспаривая позиции римско-католической церкви и Лютера, отрицал

«субстанциальное» присутствие Христа при совершении таинства Вечери Господней.

Однако, полемизируя с анабаптистами, которые сводили Вечерю Господню к простому

поминовению, он настаивал именно на «субстанциальном» Его присутствии.

На первый взгляд может показаться, что Кальвин был пойман на вопиющем

противоречии. Но при ближайшем рассмотрении мы видим, что термину «субстанциальный» Кальвин придает два различных значения. Обращаясь к католикам и Лютеру, он использует слово «субстанциальный» в значении «физический», тем самым отрицая физическое присутствие Христа в хлебе и вине. В споре с анабаптистами он употребляет термин «субстанциальный» в значении «реальный», настаивая, таким образом, на том, что Христос реально, то есть воистину присутствует при совершении таинства Вечери Господней, хотя и не в физическом смысле.

Поскольку Кальвин отвергал идею о свойствах, сообщаемых божественной природой

природе человеческой, его обвинили в том, что он разделяет и отрывает друг от друга две природы Христа, то есть в ереси несторианства, осужденной Халкидонским Собором в 451 году. На это Кальвин возразил, что он не разделяет две природы Христа, а различает их. Человеческая природа Иисуса ныне пребывает на небесах, находясь в совершенной гармонии с Его божественной природой. И хотя эта человеческая природа находится в определенном месте, нельзя сказать того же о личности Христа, так как Его божественная природа по-прежнему обладает свойством вездесущности. Иисус сказал:«Я с вами во все дни до скончания века» (Матфея 28:20). Попытаемся теперь дать графическую иллюстрацию сказанного, хотя при этом мы вполне сознаем ее несовершенство и даже рискуем быть неправильно понятыми.

Согласно учению Кальвина, тело и кровь Христа пребывают на небесах, но «духовно присутствуют» с нами благодаря вездесущей божественной природе Иисуса. Везде, где присутствует божественная природа Христа, есть и Его реальное присутствие. Это вполне соответствует учению Самого Иисуса, Который «уходил», чтобы навеки остаться с нами. Встречая Его при совершении таинства Вечери Господней, мы становимся сопричастны Ему. Находясь в божественном присутствии Иисуса, мы непостижимым образом оказываемся и в Его присутствии как человека, ибо божественная природа Христа неотделима от Его человеческой природы. Божественная Его природа приводит нас к вознесшемуся Христу, и

через таинство Вечери Господней мы вкушаем от рая.

Библейские стихи для размышления:

Матфея 26:26-29

1 Коринфянам 10:13-17

1 Коринфянам 23-34

Заключение:

1. Согласно учению Лютера, тело и кровь Христова определенным

образом присутствуют в хлебе и вине, осеняют и пронизывают их.

2. Цвингли учил, что Вечеря Господня творится исключительно в

воспоминание о жертве Христа.

3. Кальвин отрицал физическое присутствие Христа во время

совершения таинства Вечери Господней, но утверждал реальность Его

присутствия.

4. Человеческая природа Иисуса пребывает на небесах; божественная

Его природа – вездесуща.

#таинства

Featured Posts